Войти
обновлено 6:07, 03.04.2017

Теперь чиновники должны предоставлять информацию о собственном состоянии и расходовании бюджетных средств, но могут и затаскать журналистов по судам за разглашение своих «персональных данных»

Недавно Верховная Рада приняла два важных закона - о доступе к публичной информации и о защите персональных данных. И хотя, на первый взгляд, касаются эти документы ограниченного круга лиц, в действительности «информационные» законы затрагивают интересы каждого украинца. Закон «О защите персональных данных» меньше всего изменил внешний вид наших квитанций за «коммуналку» - теперь у них фамилия и имя больше не пишут - как-никак, «персональные данные». Этот же закон, предупреждают юристы, может стать на преграде журналистским расследованием, ведь отныне персональные данные являются информацией с ограниченным доступом, и их можно будет распространять только с разрешения лица.


Другой Закон «О доступе к публичной информации» вообще обещает нам чуть ли не рай на земле: отныне чиновники обязаны предоставлять информацию о расходах бюджетных средств, свои богатства не только по журналистскому «велению», а за информационным запросом от любой бабы Мани. Вот только научатся наши чиновники отчитываться перед обществом и не используют свои «благородные» законы против общины, - вопрос открытый.
«Убить можно и кухонным ножом»
Немало правоведов оценивают новый Закон «О защите персональных данных» скептически: слишком неоднозначно он написан. Так, согласно букве закона, персональными данными являются любые данные о лице, позволяющие ее идентифицировать: фамилия, имя, отчество и даже номер мобильного телефона или сведения об образовании. Соответственно, сбор, обработка или распространение этих данных возможны только с согласия лица или в особых случаях.
Новый закон уже раскритиковал Украинский Хельсинский союз по правам человека: там говорят, что нововведение «официально отменит свободу слова и свободу доступа к информации», а сам закон уже окрестили «весомым шагом для построения тоталитаризма» в Украине. В свою очередь, разработчики документа утверждают, что он позволит Украине сотрудничать с Европейским Союзом на новом уровне.
«Схематично закон можно изложить так. Его действие не распространяется на создание баз персональных данных: физическими лицами - для своих нужд (записная книжка уже есть такой базой), журналистами и творческими работниками - для нужд их деятельности. Речь идет прежде всего об автоматизированных информационных базах данных и картотеки, - говорит юрист Татьяна Шмарева. - Владельцами этих баз могут выступать органы государственной власти и местного самоуправления, предприятия и физические лица-предприниматели, осуществляющие обработку персональных данных».
Однако юристы не исключают, что новый закон таки может повлиять на деятельность журналистов. По крайней мере, судебных исков может увеличиться. «Этот закон не должен касаться журналистов, - говорит юрист Института массовой информации Роман Головенко. - Но ведь и кухонным ножом можно убить - при желании закон можно трактовать по-разному. С одной стороны, персональные данные могут быть распространены без согласия лица, «если эта информация является общественно значимой, и право общественности знать эту информацию преобладает над правом ее владельца на защиту». Но наличие преобладающего общественного интереса - это понятие оценочное. Именно поэтому журналистам надо быть готовым защищать свою позицию в суде».
«В целом впечатление от закона не лучшие. И со сбором информации могут возникнуть непреодолимые трудности, - говорит Татьяна Шмарева. - По закону, доступ к персональным данным не предоставляется, если лицо отказывается взять на себя обязательства по выполнению требований этого закона или не может их обеспечить. Как доказывать, что ты способен обеспечить выполнение требований (и каких требований?) Закона: показать паспорт? Справку с места работы или банка о личный счет? Кто и как отвечает за «слив» персональных данных - информации с ограниченным доступом? Какова ответственность владельца или распорядителя базы за непредоставление субъекту персональных данных ответа на его обращение? И как быть с персональными данными умерших? На них распространяется установленный законом правовой режим? Еще один «перл» закона, на который не могу не обратить внимание. В статье 10 закона говорится: «Сведения о личной жизни физического лица не могут использоваться как фактор, подтверждает или опровергает ее деловые качества». Не может использоваться где? В суде? Это уже нечто новенькое: получается, закон содержит указание суда, доказательства не являются надлежащими. Словом, вопросов лично у меня намного больше, чем ответов».
«Мы меняем философию чиновника»
Другой закон - «О доступе к информации», который Верховная Рада приняла не без боя, - несмотря благородные намерения тоже вызывает немало сомнений. Будет ли он действовать в нашем государстве, где традиционно законы существуют только на бумаге? Председатель парламентского Комитета по вопросам свободы слова Андрей Шевченко уверяет: Закон «О доступе к информации» - большой шаг к демократии: «Этот закон не только для журналистов. Он предоставляет право, которое гарантировано любому гражданину, - право знать то, что знает чиновник. Вводится очень простой принцип: если вас что-то интересует в работе органа власти, у чиновника есть информация, которая вам нужна, вы обращаетесь с информационным запросом, и закон гарантирует, что вы эту информацию получите. Что изменится на практике? Это означает, что, во-первых, мы сможем гораздо шире узнавать о важных для нас решениях власти. Например, горисполком решил закрыть логопедические группы в детских садах, или принято решение о создании новой автотранспортной развязки. Сейчас люди о таких решениях узнают очень часто в «свинячий голос», когда мало что можно изменить. Теперь будет новая схема: люди будут узнавать, когда об этом знает чиновник.
Второе - это большие преимущества для бизнеса. Представьте, у города есть генеральный план развития. Сейчас эта информация доступна только мэру и тому, кто знает дорожку в кабинет к мэру. Но для любого в городе важно знать, что будет строиться в том или ином районе через 10-20 лет».
На практике реализация закона будет выглядеть так, убеждает г-н Андрей: через три месяца, когда закон вступит в силу, в каждом органе власти появится чиновник, персонально отчитываться за ответ на информационные запросы. «Вводится порядок, когда ответ должен быть предоставлен за пять рабочих дней, - говорит Андрей Шевченко. - И предусмотрено, что может сделать гражданин, если информацию ему не предоставляют. Это суд или обжалование в непосредственного начальника. И теперь чиновник, безответственно отнесется к информационному запросу, будет оштрафован на 425-850 гривен. Но самое главное: мы меняем философию чиновника, хотя и не питаем иллюзий относительно того, что у нас завтра все поменяется. У нас сейчас в стране 55 процентов всех запросов остаются без ответов. Но с чего нужно начинать. Теперь для журналиста, общественного активиста появляется очень сильный инструмент».
Сами же журналисты, которые хорошо знают, как охотно и «широко» соответствуют пресс-службы на информационные запросы, пока воспринимают изображенный «рай» осторожно - неизвестно, он «заработает». «Журналисты все равно будут использовать, как и раньше, неформальные источники информации, личные каналы, - говорит Роман Головенко. - И не думаю, что ситуация кардинально изменится - на низовом уровне чиновники не будут готовы «отдавать» информацию. Особенно, что касается имущества, земельных вопросов. Обществу придется приучать чиновников к большей открытости - это очень длительный процесс».
Кроме того, этот закон не касается жалоб и обращений (большинство граждан с такими и обращается), а лишь случаев с «информационными запросами». И как трактовать чиновники полученные «письма счастья» - покажет время.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить